Добавить новость
Персональные новости
Харьков

На Харьковщине медики перекрыли киевскую трассу из-за трехмесячной задолженности по зарплате (фото)

Апрель 2010
Май 2010
Июнь 2010
Июль 2010
Август 2010
Сентябрь 2010
Октябрь 2010
Ноябрь 2010
Декабрь 2010
Январь 2011
Февраль 2011
Март 2011
Апрель 2011
Май 2011
Июнь 2011
Июль 2011
Август 2011
Сентябрь 2011
Октябрь 2011
Ноябрь 2011
Декабрь 2011
Январь 2012
Февраль 2012
Март 2012
Апрель 2012
Май 2012
Июнь 2012
Июль 2012
Август 2012
Сентябрь 2012
Октябрь 2012
Ноябрь 2012
Декабрь 2012
Январь 2013
Февраль 2013
Март 2013
Апрель 2013
Май 2013
Июнь 2013
Июль 2013Август 2013
Сентябрь 2013
Октябрь 2013
Ноябрь 2013
Декабрь 2013
Январь 2014
Февраль 2014
Март 2014
Апрель 2014
Май 2014Июнь 2014
Июль 2014
Август 2014
Сентябрь 2014Октябрь 2014Ноябрь 2014Декабрь 2014Январь 2015Февраль 2015Март 2015Апрель 2015Май 2015
Июнь 2015
Июль 2015Август 2015Сентябрь 2015Октябрь 2015Ноябрь 2015
Декабрь 2015
Январь 2016
Февраль 2016
Март 2016
Апрель 2016Май 2016Июнь 2016Июль 2016Август 2016Сентябрь 2016Октябрь 2016Ноябрь 2016
Декабрь 2016
Январь 2017Февраль 2017Март 2017Апрель 2017
Май 2017
Июнь 2017
Июль 2017
Август 2017Сентябрь 2017
Октябрь 2017
Ноябрь 2017
Декабрь 2017
Январь 2018
Февраль 2018
Март 2018
Апрель 2018
Май 2018
Июнь 2018
Июль 2018
Август 2018Сентябрь 2018Октябрь 2018
Ноябрь 2018
Декабрь 2018
Январь 2019
Февраль 2019
Март 2019Апрель 2019Май 2019Июнь 2019Июль 2019Август 2019Сентябрь 2019Октябрь 2019Ноябрь 2019Декабрь 2019Январь 2020Февраль 2020Март 2020Апрель 2020Май 2020Июнь 2020Июль 2020Август 2020Сентябрь 2020Октябрь 2020Ноябрь 2020Декабрь 2020Январь 2021Февраль 2021Март 2021Апрель 2021Май 2021Июнь 2021Июль 2021

Поиск города

Ничего не найдено

Сестра Сталинграда: воспоминания ветерана Великой Отечественной

Эта заметка была опубликована на портале "Ридус"

Мария Михайловна Рохлина. (в центре). © Игорь Ставцев. Коллаж/Ridus.ru

Когда незадолго до трагической даты 80-летия начала Великой Отечественной войны мы с муниципальным депутатом главредом районной газеты Викторией Мироновой ехали к одной из героинь того времени, бывшей военной медсестре Марии Михайловне Рохлиной, то, откровенно говоря, я немного опасался, что диалог будет нелегким. Широко распространено мнение, что фронтовики не любят рассказывать о своих боевых буднях. Но пожилая (97 лет не шутка!) дама оказалась весьма неплохим рассказчиком и поведала нам просто кучу разных военных историй.

Хотя и сама Мария Михайловна — настоящая история военной доблести и чести. Сложно представить, но в своем далеко не юном возрасте она продолжает работать в совете ветеранов, ведет и активную общественную работу, выступая в качестве лектора в учебных заведениях. Правда, эта почетная миссия ей в последнее время не очень нравится. Многие современные дети все меньше знают о Великой Отечественной войне. Однажды на ее вопрос, кто в ходе ВОВ с кем воевал, кто-то из ребят ответил, что Америка с Германией. В общем, представил «голливудскую» версию событий 1939—1945 годов.

Мы с Викторией из поколения, которое помнит сверстников Рохлиной, когда им было лет 70-80 и было их куда больше, чем теперь. Счастье, что и сейчас рядом с нами такие люди, как эта пламенная защитница Сталинграда в 1942 и 2021 годах. Так что начал я наш разговор с ветераном с пожеланий здоровья и обязательно дожить до 100 лет. «Что вы, что вы, — запротестовала легендарная героиня, — до 100 лет Великой Победы».В гостях у ветерана. Фото Девятиловой Т. В.В гостях у ветерана. Фото Девятиловой Т. В.

«Ридус»: Мария Михайловна, разрешите мне от имени редакции онлайн-издания «Ридус» и от себя лично засвидетельствовать наше глубочайшее почтение и уважение к вам и ко всему вашему поколению победителей. Вы отстояли в сложнейших условиях советскую Родину. В прошлом году исполнилось 75 лет Великой Победе, в этом — 80-летие начала Великой Отечественной войны. В тот момент вам было всего 16 лет, как вы встретили знаменитое сообщение Молотова о вероломном нападении в 4 часа утра фашистской Германии? Со страхом, с плохим предчувствием или, наоборот, с уверенностью в скором разгроме врага?

М. М. Рохлина: В школе на Украине. 22 июня 1941 года мы пришли получать аттестат зрелости. Собрались в классе, сидим ждем, два класса по 41 человеку. Вдруг влетает к нам один парень и говорит: на площади собрался народ, по радио все время сообщают, что будет передано важное правительственное сообщение. Тогда был один репродуктор на весь поселок. Народу собралось уже много, все говорят, что война.

Нас как ветром сдуло, мы все прибежали туда. И вдруг выступает Молотов, говорит, что фашистская Германия без объявления начала войну, бомбили уже такие-то города. А я училась на Украине, где бомбили Киев и Одессу. Но я вам скажу, что мы вздохнули с облегчением: наконец-то. У нас три года три дня в неделю было военное дело, и преподавал нам отставник, который был ранен в 1939 году в Польше.

Мы умели все, у меня было два парашютных прыжка. Мы умели стрелять из винтовки, из пулемета. Мы ходили на лыжах, ходили в походы, нас окуривали в комнатах в противогазах. С нами проводили политбеседы. Мы готовились. Поэтому, когда сказали, что война, мы вздохнули с облегчением.

На зимние каникулы нас директор школы троих — двух ребят и меня — направил в Харьков проходить мандатную комиссию для поступления в авиационный институт. Ее ребята прошли на летный факультет. А я не прошла — 36 килограмм во мне было и рост 150 сантиметров. Маленькая, худенькая, я ничего не могу сделать за штурвалом самолета. Я, конечно, устроила рев. Сначала меня успокаивали: мол, подождите, подрастите, а потом предложили инженерный факультет — я согласилась. Мы получили втроем студенческие билеты, но я еще полгода училась в школе.

«Ридус»: Через год мы будем праздновать всем эпидемиям назло 80-летие Сталинградской битвы. Вы известны как принципиальный сторонник возвращения названия Сталинград городу-герою на Волге. Ваше выступление накануне 70-летия триумфа Красной армии и всего советского народа многие в Колонном зале Дома Союзов встретили стоя, со слезами на глазах. Вы тогда рассказали, как лежали в 400 метрах от берега Волги со своими товарищами, прижавшись друг к другу, и мечтали о будущем, но не могли даже представить себе, что случится со страной и городом, который вы защищали. Ветераны и сейчас бьются за Сталинград?

М. М. Рохлина: Есть у меня единомышленники. Много. И среди ребят-школьников. В Сталинграде в бывшем мужском педагогическом лицее — сейчас это следственная школа, которую со дня рождения курирует наша дивизия 95-ая гвардейская. А директором этого лицея работает наш ветеран.

В этом учебном заведении хранится 105 миллионов подписей за возвращение Сталинграда со всего мира. И знаете, откуда больше всего? Из Германии. Пишут примерно так: хочу, чтобы мой внук или правнук знал, что его дедушка или прадедушка сражался не где-нибудь на задворках, а в Сталинграде.Сталинград. Знамя Победы над площадью павших борцов. © Георгий Зельма /Фотохроника ТАСССталинград. Знамя Победы над площадью павших борцов. © Георгий Зельма /Фотохроника ТАСС

«Ридус»: Я тоже считаю, что переименование Сталинграда унижает не только победителей, но и проигравших. Не в Волгоград же они рвались. И у нас по-прежнему мало говорят о роли союзников, а она была, мягко говоря, неоднозначной.

М. М. Рохлина: Это был самый больной вопрос в Сталинграде. Мы каждый день ждали, что придет политрук и объявит: союзники начали войну. Я это и американцам сказала.

Мы так ждали Второй фронт. Когда появлялся политработник, мы молча впивались в него взглядом, а он машет головой — нет. Все понятно: Второй фронт не открыли. И когда 19 ноября 1942 года в Сталинграде началась артподготовка для наступления и окружения армии Паулюса, мы обнимались и целовались. Мы праздновали победу: все, теперь мы победили. Мы ждали этого, ждали два года, 1941-й и 1942-й. Отступали и ждали, что вот-вот — не только я, но и все ветераны, — что будет переломный момент.

До Сталинграда мы ждали помощь от союзников, после — нет. После не ждали, и американцы об этом знают. Американские журналисты брали у меня интервью, я им об этом говорила.

«Ридус»: Я хотел спросить и о других союзниках — Гитлера. В Сталинграде, в частности, были румыны…

М. М. Рохлина: Да, были, но, когда мы вошли в Румынию, по нам не стреляли. И мы не сделали ни одного выстрела. А вот в Чехословакии воевали до 19 мая 1945 года, после победы еще десять дней. Но воевали мы не с немцами, а с власовцами. Есть Ольшанское кладбище в Праге, там похоронены все погибшие после войны от рук власовцев.

ПРИМЕЧАНИЕ: На кладбище находится большое захоронение военных разных наций. В этой земле рядом лежат представители четырех армий России, от рядовых до генералов, — императорской, Белой, Красной и Освободительной. Также имеются могилы жертв наполеоновских сражений и Почетные могилы павших в боевых действиях во время мировых войн.

Мы закончили войну в городе Рокицаны (Чехословакия). Вторым секретарем горкома партии там был Йозеф Сикора. Я с ним дружу по настоящее время. В этом городе и еще одном — Добжеве — я почетный гражданин.

Когда в позапрошлом году приезжал в Москву президент Чехии, был прием в чешском посольстве и три человека были награждены, в том числе я, медалью «Серебряный Орел». Это у них довольно престижная награда. А в этом году, если бы была встреча, я бы получила какой-то чешский орден.

«Ридус»: Ветераны вермахта, то есть ваши противники тогда, стали все чаще говорить, что и они якобы бились за идею, как и советские ветераны, только за свою. А за что на самом деле сражались гитлеровцы?

М. М. Рохлина: Когда мы вошли 12 января 1945 года в первый город в Германии (я не помню его название), он горел, мы ликовали. На площади стоял и горел наш танк. Ребята катали меня на какой-то тележке вокруг него. Когда зашли в какой-то дом, поднялись на второй-третий этаж, мы остолбенели. Что им нужно было от нашей бедной, лапотной России? Ведь до войны у нас туфель не было кожаных. Была парусиновая обувь, парусиновые баретки назывались. Мы их каждую неделю стирали, а потом намазывали зубным порошком, чтобы они белые были.

Так что я не знаю, что им нужно было. Им нужно было «жизненное пространство» и наши недра.© Халдей Евгений/ТАСС© Халдей Евгений/ТАСС

«Ридус»: Президент Белоруссии Александр Лукашенко во время одного из недавних своих выступлений призвал не забывать обо всех ужасах, что творили на белорусской земле враги войны, а кто забудет — пообещал напомнить. Но и нам важна эта память. Память о геноциде. И памятник миллионам умученных в плену, в оккупации, погибших от голода и холода мирных жителей СССР.

М. М. Рохлина: Добавьте туда заживо сожженных. Потому что неподалеку от Прохоровки, где состоялось знаменитое танковое сражение, была деревня Узок-Погореловка. Там в школе стоял наш госпиталь. Потом, когда по вине Н. С. Хрущева потерпели крах под Харьковом, немцы прорвали фронт, его пришлось срочно эвакуировать. Там были тяжелораненые, которых нельзя было вывозить, их разобрало местное население по домам. У меня документы на руках есть. Но нашелся предатель. Когда немцы пришли туда, он доложил и показал те семьи, которые прятали бойцов. Так вот население и раненых этих, детей, стариков — всех загнали в эту школу, длинное деревянное здание из бревен. Еще из Чернавки, села тоже рядом с Прохоровной, там лагерь военнопленных был. Согнали их в эту же школу, забили окна и двери, обтрусили соломкой и сожгли из огнеметов.

Когда пытались разобрать, чтобы найти трупы, — там ничего нельзя было сделать, потому что все они были спекшимся комом. Сожгли всех…

Сделать отдельные могилы нельзя было, поэтому сделали одну длинную могилу. Там есть надпись, где написано: «Люди, поклонитесь этой земле, тут лежит более 600 заживо сожженных людей». И там есть памятник, очень хороший памятник, но там очень большое место, где можно сделать мемориал.

Я поговорила об этом с губернатором Курской области. Когда я бываю в Прохоровке, выступаю, сижу в президиуме, возле меня садятся с одной стороны губернатор, с другой — координатор Рыжков Николай Иванович. Он курирует это место.

Ну, я губернатору говорю, что Рыжков занят, и предложила: а давайте сделаем в Узок-Погореловке мемориал. Он говорит: надо подумать. И тут же обратился к Рыжкову: Мария Михайловна предлагает сделать мемориал. Тот ответил: а что, дело. А потянем? Губернатор заверил: потянем.© Халдей Евгений/ТАСС

«Ридус»: Вы руководитель совета ветеранов, но с грустью заметили еще до начала интервью, что в нем остались только вы. Что вы бы хотели пожелать современным поколениям от вашего, от тех, кто вместе с вами уничтожил нацизм?

М. М. Рохлина: Когда-то Юлиус Фучик в «Репортаже с петлей на шее» сказал: «Люди, будьте бдительны!» Несколько раз повторил. Его повесили как коммуниста. Так вот, люди, будьте бдительны! Мы сейчас немного утратили бдительность, а в это время фашизм возрождается.

Уже по окончании интервью Мария Михайловна рассказала нам о личном опыте столкновения с нацизмом, лишь чудом не оказавшемся для нее фатальным. Однажды из-за хаотичного перемещения войск она оказалась одна с 18 ранеными бойцами в землянке, окруженной гитлеровцами. По счастью, никто из них в течение трех суток внутрь не зашел. Очевидно, они решили, что там их госпиталь.

В противном случае Марию Михайловну ждала бы неминуемая смерть. Дело в том, что нацисты женщин в плен не брали.

У Марии Михайловны на крайний случай была граната. Ее она сжимала все трое суток не смыкая глаз, даже в туалет боялась отойти. Можно себе представить, какой ужас она и ее подопечные тогда пережили. Еды никакой, из «лекарств» только немецкие сигареты, в качестве питья для раненых она использовала комья снега на лестнице, которые превращала в воду, растапливая в собственных ладонях.

Буквально накануне в аналогичную ситуацию попала ее подруга, но ей не повезло. Все медсестры части знали о зверствах фашистов и не ждали от врага пощады. Так что, как говорится в подобных случаях, Мария Михайловна родилась в рубашке. Когда их освободили,  а вошедший в землянку офицер предложил ей руку и сердце, юная девчонка разрыдалась. Наверное, тогда сам Господь Бог сохранил ей жизнь, чтобы сейчас она от имени своих боевых товарищей вновь встала на защиту Сталинграда.

Онлайн издание "Ридус"

Мария Михайловна Рохлина родилась 28 сентября 1924 года. Была санинструктором санитарного взвода 290-го гвардейского Висленского стрелкового полка, 95-й гвардейской Полтавской стрелковой дивизии, 5-й гвардейской общевойсковой армии.

В 1941 году она окончила 10-й класс. Подала документы в Харьковский авиаинститут, но на лётный факультет её не приняли: уж очень хрупка, слабоватое здоровье, зачислили на инженерный факультет. С новичками-первокурсниками она попала на фронт. «Мы ехали на оборонные работы под Киевом, но на станции Софиевка началась бомбёжка, высадился немецкий десант, - вспоминает Мария Михайловна. – Мы присоединились к танкистам, которые выгружались на станции, и с ними с боями отступали до Сталинграда. В конце июля я получила лёгкое ранение в ногу, сама вытащила осколок и перевязала рану. Нога долго болела, делали перевязку в санроте полка, куда меня зачислили санинструктором».

В конце октября 1942 года был тяжёло ранен заместитель командира батальона. Его срочно надо было переправить через Волгу в районе Ерзовки. Катера уже не ходили, но и крепкого льда не было. Командир полка обратился к добровольцам-санинструкторам с просьбой помочь. Решилась на это трудное дело Мария и ещё одна девушка, Маруся. Очень жалеет Рохлина, что не знает её фамилии, и больше с ней никогда не встречалась.

«Волга вроде остановилась, мороз был приличный, положили мы капитана на связанные лыжи, и пошли, - рассказывает Мария Михайловна. - Совсем не было мысли о том, как это опасно. Когда смотришь на Волгу с высокого берега, кажется, что другой берег недалёк. А когда начинаешь переходить реку, то ощущение такое, будто это не река, а море. В общем, мы перебирались по хрупкому льду, таща раненого, с огромным трудом, со слезами. Какой тяжёлый оказался капитан! Очень тяжелый, да ещё был укутан. Мы шли весь день. Погода была пасмурной, и непонятно было, далеко ли до берега. Только когда начало темнеть, услышали крики – к нам подбежали мальчишки с берега. Ещё никто тогда через Волгу не переходил, мы были первыми».

Сдали девчата капитана в госпиталь, а сами повалились у печки в какой-то избе и заснули как убитые. Утром они решили возвращаться в Сталинград, в свою бригаду, но это невозможно было - лёд на Волге очень ослабел. Три дня девушки ждали морозной погоды, помогая тем временем в госпитале, где им предлагали остаться. «Но как можно? Нас ведь ждали обратно, нужно было доложить выполнение задания, - говорит Мария Михайловна. - Как только Волга снова встала, мы с Марусей двинулись в обратный путь. Деревенские нас пожалели, дали нам длинные палки-слеги, показали, как ими пользоваться. И эти слеги нам здорово помогли, так как мы несколько раз срывались с льдины на льдину. В части нас уже не ждали, а мы были рады, вернулись к своим. Нас обеих тогда наградили медалью «За боевые заслуги». На обратном пути – может быть, торопились, может быть, сильнее двигалась Волга – мы потеряли бдительность и проваливались трижды. С моих ног слетели и утонули валенки, у девочки утонул один. Она какое‑то время пыталась идти в одном, это очень неудобно, потом сняла его с ноги и утопила. Шли мы в портянках, мокрых, обледенелых (у меня с тех пор не мёрзнут ноги). Вернулись, доложили. Командир бригады вытащил две медали из сейфа и вручил нам обеим. Этой медалью я больше всего дорожу».

Когда у  Рохлиной спрашивают, какая награда для неё самая дорогая, она всегда указывает на эту медаль. Представьте, как было страшно решиться двум юным девушкам на такой трудный поход. До сих пор Мария Михайловна удивляется, как это им хватило сил тащить раненого по льду.В Сталинграде Мария чуть не погибла при бомбёжке, свалившись с ног от усталости, едва не замёрзла на снегу. Здесь же встретилась с воевавшим на фронте отцом.

«Для нас Сталинград так и остался Сталинградом. И если у меня спрашивают, когда буду в Волгограде, я говорю: «Я там не бываю никогда. Я езжу в Сталинград».

Невероятно тяжело было защитникам Сталинграда, но и позже, когда началась Курская битва, ад продолжался. «10 июля мы были недалеко от Прохоровки, - вспоминает Рохлина. - Заняли кем-то брошенные окопы на высоте 226,6. Санвзводы находились в хуторах и по балкам, посадкам. После госпиталя вид у меня был нездоровый, и мне дали повозку с лошадью вывозить раненых из укрытий в санроты и медсанбат. А утром следующего дня началось невообразимое: высота 226,6 ежечасно переходила из рук в руки. Освободили наши южную часть, немцы заняли северную, потом – наоборот. Раненых, убитых была уйма. Оглушённая всем происходящим, я сдала в медсанбат раненых. Ко мне подошла медсестра Нина Давыдова и что-то говорит, а я не слышу её и не понимаю, чего же она от меня хочет. Тогда она подвела меня к бочке с водой и окунула несколько раз с головой, вытерла своей косынкой и только тогда я немного пришла в себя. Дружили мы с ней всю жизнь до самой её смерти. Всю Прохоровскую битву я возила раненых на повозке и свалилась сама. В полк вернулась я только под Полтавой, где отметила свое 18-летие, и мне разведчики подарили лошадь, которая не раз спасала меня и даже своей гибелью, уже под Кировоградом, спасла мне жизнь, я была тогда сильно контужена – отбиты почки, потеряла зрение, слух, вкус».

До этого была Полтавская битва, и дивизия стала называться Полтавской, там Марию приняли кандидатом в члены Коммунистической партии. «Мы переправились через Днепр уже на занятый плацдарм, и я вызвалась переправить в медсанбат через Днепр тяжёлораненого старшину. Уложили его на плот (связанные бревна), вместо весла мне дали доску, оттолкнули от берега, и мы поплыли. Днепр – река бурная. Нас понесло течением, я гребла доской, недалеко от берега «весло» сломалось, нас закрутило и стало относить от берега. Стала грести руками, вода холодная, руки быстро онемели, в полуобморочном состоянии добралась до берега, где нас подхватили наши солдаты». (Прошло 40 лет, и накануне Дня Победы она получила письмо из Новосибирска от того самого старшины, по фамилии Шептун, которого она переправляла через Днепр. Он всю послевоенную жизнь разыскивал её, чтобы поблагодарить).

После Кировограда она снова лежала в медсанбате и догнала свой полк только у Днестра, где он занимал позиции в противотанковом рву. «Здесь в одной из контратак я увидела рукопашный бой, где был убит наш командир батальона капитан Целых, похоронили его в поселке Тираспольского района в канун 1 Мая, ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Здесь же лежат ещё два наших Героя – Коробкин и Антонов, - вспоминает Мария Михайловна. - После похорон мы отправились на передовую, а навстречу вели колонну человек из двадцати пленных немцев, один из них позволил непристойность в мой адрес, и все немцы засмеялись. После лошади у меня осталась плетка, с которой я не расставалась, так вот этой плёткой, придя в ярость, я начала хлестать пленных. От них меня оттащили наши ребята, но я никогда не забуду то ощущение ненависти к фашистам».Во время большого марша из Молдавии на Висленский плацдарм Мария познакомилась со старшим лейтенантом Рохлиным, который стал оказывать ей знаки внимания. Но службу они проходили в разных подразделениях. «12 января 1945 года началось наше последнее наступление, но мне пришлось с 18 тяжелоранеными остаться в немецком блиндаже на нейтральной полосе. К нам старались подползти и наши, и немцы. Это продолжалось три дня. Когда наши снова пошли в наступление, то первым вошёл в блиндаж старший лейтенант Рохлин. Я по локти в крови, грязная, прокопчённая, потому что в блиндаже были только сигареты, я прикуривала их и давала раненым вместо лекарства. Ещё сгребала лыжной палкой снег, сжимала его в кулаке, выжимала капли на губы раненым вместо воды.

Когда снова наши пошли в наступление, в блиндаж вошёл старший лейтенант Иван Рохлин, который потом станет моим мужем. Узнав, где я, он вдруг понял, как дорога ему, и дал себе слово, что, если я останусь жива, сделает предложение. У нас никогда не было свиданий, поцелуев, объяснений в любви. Потом он мне всю жизнь признавался в любви, до последнего, даже будучи тяжело больным. Замуж вышла 5 февраля 1945 года. Был приказ по полку считать нас мужем и женой».

А сначала, признаётся Мария Михайловна, обращалась к мужу другим именем.

«Назвала Сашей – он откликнулся. Закончилась война, он вдруг спрашивает: «Почему зовёшь меня Сашей? Я Иван». А я никак не могла перейти на Ивана, никак не называла его несколько дней. Он говорит: «Называй Сашей, нравится мне, как ты ко мне обращаешься». Так он на всю жизнь и остался Сашей. Для меня, для моих детей, для моих внуков. А друзья называли его Саша-Ваня. Писали в адресе на поздравительных открытках: «Рохлину Ивану Васильевичу. Подпольная кличка – Саша».

На передовой никто друг друга не называл по фамилии, тем более по имени-отчеству: «товарищ командир», «товарищ рядовой», «товарищ солдат», «товарищ санинструктор». И когда сейчас в фильмах называют друг друга по имени, по отчеству, да ещё и с расстёгнутыми воротниками, я не смотрю фильм. Это совершенная неправда».

Вот там, в блиндаже, мой муж будущий начал целовать мне руки, признался в любви и предложил выйти за него замуж, написал рапорт на имя командира полка, и 5 февраля 1945 года по полку был приказ считать нас мужем и женой. Я была переведена санинструктором в полковую артиллерию.Мария с мужем Иваном Рохлиным.

При форсировании реки Нида мне пришлось вытаскивать из горящего танка тяжелораненого танкиста. Он страшно кричал, и никто не решался лезть за ним в танк. Я вытащила его, он был обгоревшим. Укутав его в свою шинель, отправила в медсанбат.

Шли мы на Берлин, но повернули на Прагу. 9 мая встретили на пути к Праге, и ещё 10 дней мы воевали с власовцами.

Официально брак с Иваном Васильевичем Рохлиным мы зарегистрировали 23 февраля 1946 года в советском консульстве в Вене, во дворце императора Франца Иосифа».

У Рохлиных две дочери, две внучки и один внук. Все имеют высшее образование. Она живёт в подмосковном Подольске, две дочери, внуки и правнуки – в Москве. 

С мужем счастливо прожила 50 лет. Иван Васильевич после двух ранений тяжело болел, в 1976 году ушёл в отставку в звании полковника. «В армию ушёл из Подольска, сюда и приехали, получили квартиру. В 1991 году мой муж скончался в госпитале. До последнего дня жизни объяснялся мне в любви и целовал руки».

Многие годы Мария Михайловна Рохлина является председателем Совета ветеранов 95-й гвардейской Полтавской четырежды орденоносной стрелковой дивизии. Под её надёжным «крылом» находятся музеи, посвящённые боевому пути дивизии.

После войны Мария Михайловна поступила в мединститут на вечернее отделение факультета сангигиены во Владивостоке, работала санитарным врачом. Вместе с супругом переехала в Подольск. Мария Рохлина больше 30 лет работает в Московском комитете ветеранов войны. Председатель совета ветеранов 95-й гвардейской Полтавской орденов Ленина, Красного Знамени, Суворова II степени и Богдана Хмельницкого II степени стрелковой дивизии, она курирует музеи, посвящённые её боевому пути: в мужском педагогическом лицее Волгограда, в Прохоровке, селе Прелестном и не только.

Много лет в дни, когда вспоминают Курскую битву, она с однополчанами возвращалась в Прохоровку. Впервые сюда Мария Михайловна приехала в 1960-х. 95-я стрелковая гвардейская дивизия во многом стоит у истоков создания музея-заповедника «Прохоровское поле».Собирать предметы для его экспозиции помогала Мария Рохлина.

«Машины приезжали и в комитет, и ко мне домой за экспонатами», – вспоминает она.

«Мужчины не терпят боль. Мечутся, размахивают руками, не дают себя перевязать. Их приходилось уговаривать: «Милый, родной, потерпи». У меня вырвалось однажды, и потом я повторяла из раза в раз заклинание, по которому после войны меня разыскивали раненые: «Потерпи, родной. Хочешь, я тебе жареную луну с неба достану?» Молодые ребята плакали от боли. Говорили: «Меня ещё ни одна девушка не целовала. Поцелуй меня». Я целовала. И обещала им ждать их с войны».

Не только по жареной луне отыскивали Марию раненые годы спустя. Ещё одна кодовая фраза – «Красная Шапочка».

«Переправляла через Днепр тяжелораненого, сломалась доска, которой я гребла, дальше – руками в ледяной воде. Застудила руки так, что не могла держать ложку. Мне врач сказал: «Научитесь вязать крючком». Недалеко от Днепра заняли какой‑то населённый пункт, вошли в дом, а там на окне – клубок красных ниток и крючок. Я взяла этот моток, связала себе красную шапочку и на передовой ходила в этом берете. В нём было удобнее, чем в пилотке: не слетает с головы. И однажды меня застукал командир дивизии в окопе во втором эшелоне. Я в этой шапочке, босиком, потому что сапоги отдала в ремонт: «А это что ещё за Красная Шапочка? И почему босиком?» Я доложила, кто я, что сапоги будут готовы к вечеру. Сапоги мне очень быстро притащили обратно. А за шапочку‑то он мне замечания не сделал! Я так и осталась Красной Шапочкой. Меня после войны разыскивали как Красную Шапочку. И находили».

Теперь красный берет Марии Рохлиной в экспозиции музея боевой славы в Прохоровке.

Мария Михайловна много работает над тем, чтобы восстановить список погибших и пропавших без вести на Прохоровском поле. Пишет книги.

«В храме Петра и Павла правая половина списка погибших и пропавших без вести – это моя работа», – говорит Мария Михайловна.

Почти 30 лет её работы в Подольском архиве Минобороны РФ.

Однажды её спросили: «А не могли Вы бросить всё: раненого на реке, войну, и вообще всё, уйти подальше от фронта и жить в тепле и спокойствии?». «Нет, не могла! – ответила Мария Михайловна. - Я из того поколения, которое очень любило Родину, жизнь, но которое превыше всего ценило долг перед Родиной. Да, мы были все ей должны. Мы готовились к войне, мы знали, что фашисты ненавидят нас, нашу Советскую власть и постараются нас уничтожить. Моё поколение комсомольцев и коммунистов выстояло и победило! Мы очень любили свою советскую власть и как бы сейчас не глумились всякие фальсификаторы над нашим детством и нашей юностью, им никогда не понять нашей гордости за Родину, ибо у них нет Родины, а есть власть денег и тщеславия. Я горжусь тем, что внесла частичку своей крови, жизни в победу в Сталинграде. Да, именно в Сталинграде, городе-Герое! Я горжусь тем, что звание города-Героя относится и ко мне, маленькому солдату Великой Отечественной войны».

22 июня 2018 года Мария Михайловна выступила в Музее Победы на Поклонной горе.

«Я маленький солдат большой войны, – сказала она. – Но я прошла все горнила самых тяжелейших испытаний. Я многим закрыла глаза. Наверное, каждый генерал был хотя бы однажды ранен, и он получал помощь от наших девчонок. Ведь мы шагнули первыми, школьники вчерашние, в горнило войны. Ведь мы со школьной скамьи попали под огонь. Я трижды ранена, тонула в Волге, Доне, Днепре, замерзала в Сталинграде насмерть. Но выжила и сейчас я представитель тех ребят, чьи имена сегодня в залах боевой славы».

https://news.myseldon.com/ru/news/index/252990820

https://praga-praha.ru/olsanske-hrbitovy/

http://www.stopstamp.ru/statty/lnd16nkdnhu6ae9rbt8y.html

https://www.belpressa.ru/society/drugoe/22045.html

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle


Читайте также

В тренде на этой неделе

90 ЛЕТ НАЗАД ПОЯВИЛОСЬ СЛОВО «ЗЭК», ТОЧНЕЕ – «З/К»

"Многие уехали и не вернулись – они по сей день в рейсе". Дальнобойщик рассказал об опасностях работы в 90-х

Резников назвал "главную ошибку" России по Донбассу

Украинская эротика и Масленица: какой праздник и день ангела 11 марта

Загрузка...


Загрузка...
Новости последнего часа со всей страны в непрерывном режиме 24/7 — здесь и сейчас с возможностью самостоятельной быстрой публикации интересных "живых" материалов из Вашего города и региона. Все новости, как они есть — честно, оперативно, без купюр.



News-Life — паблик новостей в календарном формате на основе технологичной новостной информационно-поисковой системы с элементами искусственного интеллекта, тематического отбора и возможностью мгновенной публикации авторского контента в режиме Free Public. News-Life — ваши новости сегодня и сейчас. Опубликовать свою новость в любом городе и регионе можно мгновенно — здесь.
© News-Life — оперативные новости с мест событий по всей Украине (ежеминутное обновление, авторский контент, мгновенная публикация) с архивом и поиском по городам и регионам при помощи современных инженерных решений и алгоритмов от NL, с использованием технологических элементов самообучающегося "искусственного интеллекта" при информационной ресурсной поддержке международной веб-группы 123ru.net в партнёрстве с сайтом SportsWeek.org и проектом News24.


Владимир Зеленский в Украине


Светские новости



Сегодня в Украине


Другие новости дня



Все города России от А до Я